Если нет ни к чему желания

Экзистенциальное отчаяние: к чему приводит отсутствие целей в жизни

Блаженное ничегонеделанье обычно подразумевает, что мы занимаемся тем, чем хочется. А что происходит с нашей психикой, если мы и правда ничего не делаем, не ставим перед собой никаких задач и ни к чему не стремимся? И, главное, как выбраться из этого страшного состояния? Отвечает психотерапевт.

Если бы каждого человека временно лишили его повседневных обязанностей — необходимости ходить на работу, улаживать бытовые дела, заботиться о детях, — весь мир бы вскоре погрузился в кошмар. Большинство людей погрязло бы в навязчивых размышлениях на совершенно ненужные темы. Они доводили бы себя до исступления, задаваясь вопросами, на которые нет ответов.

К примеру, бесплодными рассуждениями о жизни и смерти — о том, что все мы рождаемся из некой темной и неясной пустоты, а после смерти возвращаемся в нее же. Эти тяжкие раздумья неизменно приводят к тому, что человек начинает задаваться вопросами вроде «Кто я?» и «Зачем я здесь?», загоняя себя в интеллектуальный тупик.

Лишившись всех жизненных целей, люди оказались бы в такой экзистенциальной пустоте, что тревога просто выбила бы их из равновесия. Наш разум не терпит безделья, воспринимает его как сущее наказание.

Переживая экзистенциальное отчаяние, мы сталкиваемся лицом к лицу с собственной смертностью, невыносимым осознанием конечности нашего бытия.

Экзистенциальное отчаяние подкрадывается незаметно и вынуждает нас постоянно анализировать прошлое

Благодаря им мы сохраняем равновесие и не пускаемся в бесконечные размышления о нашем эфемерном, а возможно и бессмысленном, существовании.

Одна бывшая пациентка как-то сказала мне, что, несмотря на мучившую ее тревогу и депрессию, она была вынуждена думать о будущем из-за своих двух детей. Каждый выпускной вечер, который она посещала, каждый футбольный матч, каждая музыкальная репетиция, каждая новая веха в жизни детей, — все это заставляло ее смотреть в будущее с надеждой, а не со страхом.

Чем старше мы становимся, тем важнее для нас дети и внуки. Они позволяют нам сосредоточиться на их молодости, а не на собственном старении. Для этой женщины материнство на какое-то время стало смыслом жизни. Оно помогало ей держать себя в руках и справляться с психологическими проблемами.

Если же человек с возрастом продолжает жить бесцельно и неорганизованно, скорее всего, он начнет все чаще мысленно обращаться к прошлому. Его будут мучить навязчивые раздумья о былых ошибках, потерях, неудачных решениях. Экзистенциальное отчаяние подкрадывается незаметно и вынуждает нас постоянно анализировать прошлое, хотя это ничего нам не дает.

Полная погруженность в себя

Всепоглощающее отчаяние может подтолкнуть человека к солипсизму — полному погружению в себя, в свои желания, страхи и переживания. У него возникает необоснованное убеждение, что его «я» — единственное мерило истины. Это неадекватное, искаженное эгоизмом восприятие реальности.

Неопределенность, бесконтрольность и непредсказуемость просто невыносимы для человека, который полностью погружен в себя. Эгоцентричный ум часто бывает враждебен ко всему новому, и выход из зоны комфорта становится практически невозможным.

Важно помнить, что нас пугает не будущее, а наша неспособность его контролировать. Погружаясь в себя, мы попадаем в бесконечную карусель невротических переживаний о будущем, которые вызывают постоянную тревогу.

Погружаясь в себя, мы начинаем преувеличивать собственную значимость. Начинает казаться, что наши личные проблемы важнее, чем проблемы остальных жителей планеты, и поэтому все окружающие постоянно наблюдают за нами и критикуют наши действия. Или нам кажется, что мы совершенно уникальны и никто в мире не страдает так же сильно, как мы. Или что сам Бог ополчился против нас лично и специально делает нашу жизнь невыносимой. Знаете что? Вы не настолько важная персона, и точка.

Итак, мы пришли к выводу, что бесцельность и неорганизованность повседневной жизни могут быть опасны для психики. Когда мы живем бесцельно, наш ум пребывает в безделье, не получая никаких задач, заставляющих его работать.

Я столкнулся с осознанием того, насколько ограниченны мои возможности и как краткосрочно мое пребывание в этом мире

Несколько месяцев назад я один пошел в небольшой поход по горам в Санта-Монике к западу от Лос-Анджелеса. Я почему-то особенно остро ощущал одиночество, начал немного жалеть себя. Когда я дошел до высшей точки маршрута и посмотрел вниз на открывшийся передо мной роскошный вид, у меня словно что-то переключилось в голове.

Стоя в тишине на вершине горы, словно изолированный от всего мира, я прослезился и ощутил какую-то толику отчаяния. Это было очень неприятное чувство — тяжелое и печальное. Все жизненные тревоги показались мне гораздо более серьезными, чем раньше, — от обычного страха перед старостью до сомнений по поводу того, выключил ли я кондиционер, уходя из дома. Казалось, будто это новое отчаяние пожирает меня изнутри.

Эта резкая перемена в сознании выбила меня из колеи и совершенно дезориентировала. Но было во всем этом и что-то комичное. Словно фоном звучали скрипки и виолончели, в то время как меня затягивало в какое-то болото абсурда.

Эти переживания заставили меня остановиться и задуматься. Теперь уже я сам столкнулся лицом к лицу с осознанием того, насколько ограниченны мои возможности и как краткосрочно мое пребывание в этом мире. А на прошлой неделе, играя в теннис, я получил травму — разрыв икроножной мышцы. Мне пришлось отменить все встречи с пациентами на ближайшие несколько дней. Я носил ортопедическую обувь и передвигался по дому на костылях.

Временно лишившись своих повседневных обязанностей и выбившись из привычного режима, оставшись наедине с костылями, я снова ощутил то самое отчаяние. И оно сподвигло меня написать эту статью.

Источник

Нет ни к чему желания

Вопрос психологам

Спрашивает: Светлана

Категория вопроса: Стресс и депрессия

Получено 2 совета – консультации от психологов, на вопрос: Нет ни к чему желания

Светлана, добрый день, такое состояние подчас может указывать на наличие депрессивного состояния, депрессия частый спутник больших городов. Необходимо присмотреться к своему состоянию, если к изоляции, отсутствию удовольствия и ощущению усталости присоединяется нарушение сна, аппетита, или различные соматические боли, и это состояние длится больше 2 недель, то конечно, стоит обратиться к специалисту. Дела в том, что в мире существуют разные типы депрессивных состояний, стоит определиться с формой. Ну и не стоит забывать, что такого рода симптомы, если они длительные указывают на наличие нездоровья в жизни (не только соматического, но и психологического), я, порой, говорю клиентам, что депрессия часто происходит по двум простым причинам: это банальный недостаток простого человеческого счастья (а оно у каждого свое) и утрата объекта привязанности (в отношениях, в паре или семье), поэтому нужно относится к депрессии как к сигналу что что-то возможно не в порядке в жизни. Начните с консультации врача-терапевта, или психиатра, а потом после клинической оценки вашего состояния можно уже смело обращаться к психологу.

Любачевский Игорь Анатольевич, психолог в Хабаровске

Источник

«Не имея ни сил, ни желания что-либо делать»

Латинское «депрессия» нынче употребляют все, кому не лень, или у кого плохое настроение. Но всегда ли уныние, подавленное состояние – это депрессия?

Еще Гиппократ знал, что есть болезнь, когда человека настойчиво преследует уныние, чувство вины, разочарование в жизни, и назвал ее «меланхолией». Латинское «депрессия» нынче употребляют все, кому не лень, или у кого плохое настроение. Но всегда ли уныние, подавленное состояние – это депрессия? Об этом беседуем с врачом-психиатром из Минска Андреем Бутько.

– Согласно международным стандартам, депрессия – это устойчивое снижение настроения в течение двух и более недель. Это болезнь, из которой при определенной глубине заболевания самостоятельно, усилием воли, без медикаментов выйти невозможно. Если человек перешагнул какую-то черту, то, как бы ни старался, уже не может справиться с депрессией. Он как разряженная батарейка, где нет энергии.

– Андрей Владимирович, опишите явные симптомы этого расстройства.
– Классическая депрессия проявляет себя в снижении настроения, психической (замедленность всех психических процессов, трудно концентрировать внимание, принимать решения, трудно даже думать) и физической заторможенности, когда все движения и мимика замедленны. Плохой сон во второй половине ночи, раннее, в 4-5 утра, пробуждение. При нарастании заторможенности человек большую часть времени лежит в постели, не имея ни сил, ни желания что-либо делать. Настоящее, прошедшее и будущее видится «в черном цвете». Нарастает чувство безысходности и вины, появляется желание покончить с собой.

Снижение настроения проявляется в уменьшении радости от жизни, удовольствия от простых, повседневных событий – от общения, от того, что утром проснулся, вкусно поел, посмотрел хороший фильм, от погоды, от запахов и другого.

– А что означит обозначение «классическая», есть и другие?
– Депрессия многолика. Бывает атипичная депрессия, когда настроение снижено, а человек может этого не осознавать, он чувствует только физическое недомогание – усталость, разнообразные боли. Осознавать свое внутреннее состояние – это тоже способность, которая может быть хорошо или плохо развита. Когда нет аппетита, отвращение к еде, болит живот, суставы, мышцы, голова, сердце, нарастает общая слабость, человек обращается к врачам с целью обследовать разные органы. Пациент, если и отмечает снижение настроения, то считает, что оно плохое из-за болей. Рано или поздно терапевты отправляют пациента к психиатру на консультацию, тогда выясняется что, да, вначале радость пропала, а потом все физические симптомы появились. Специалист назначает антидепрессанты – улучшается настроение и проходят все боли.

– Говорят, есть болезни от естества, а есть духовные, относится ли это и к депрессии?
– Да, депрессию можно разделить на два вида. Эндогенную, связанную с нарушением обмена веществ. И невротическую, возникающую вследствие стрессов и особенностей характера, низкой стрессоустойчивости.

К эндогенным можно отнести и сезонную депрессию. У страдающих ею людей за счет особенностей биохимии мозга настроение хорошее, когда световой день длинный. Когда более короткий – настроение снижается. Мы все этому подвержены, но у некоторых это снижение происходит до такой степени, что человек не справляется с повседневными бытовыми делами – по работе и дома. И это может длиться весь осенне-зимний период. Наступает весна, настроение улучшается, и он наводит порядок во всех своих делах.

– А почему освещенность так серьезно влияет на нас?
– Наш мозг биохимически устроен достаточно сложно, многое влияет на его работу. В частности, длительность светового дня влияет на выработку мелатонина. Это вещество участвует в регуляции активности и ритмов сон-бодрствование, согласовании их с окружающей средой. У кого-то эти механизмы дают сбой, и тогда настроение слишком сильно зависит от освещенности. Но на сегодняшний день есть антидепрессанты, которые действуют именно на мелатониновую систему.

– Значит, в зимний период попил таблеток – и никакого уныния?
– Для заболевших – именно так, плюс не медикаментозные способы. Например, кому-то от депрессии может помочь терапия ярким светом. Слабость, нестабильность обмена веществ в головном мозге, по сути, носит наследственный характер. Это – слабое звено, которое при обычных, повседневных перегрузках может дать сбой. Все, вроде бы, в жизни человека прекрасно, он здоров, жизнерадостен, как вдруг… будто ручку рубильника дернули – и начинается депрессия. Это заболевание не зависит от социальных обстоятельств – просто нужно рубильник переключить в положение «включено».

– А какова невротическая депрессия?
– Если использовать аналогию с компьютером, эндогенная депрессия – это поломка «железа», механическая поломка. Причина невротической депрессии – «программные нарушения». В этом случае при здоровом обмене веществ и физически крепком организме заболевание порождают мощные внешние стрессы или низкая стрессоустойчивость личности, часто их комбинация.

– Насколько хорошо депрессия поддается лечению?
– Очень хорошо лечится, главное ее распознать, а пациенту принять реальность болезни и соблюдать схему лечения.

– Можно ли сказать, что это болезнь нашего времени, современного образа жизни? Ведь согласно статистике ожидается рост количества заболеваний, несмотря на то, что депрессия легко лечится…
– Это интересный вопрос, ведь заболеваемость эндогенной депрессией практически неизменна. Нацисты в Германии физически уничтожили психически больных людей, борясь за «чистоту нации», а сегодня среди немцев количество таких пациентов такое же, как и в других странах.
А вот на невротическую депрессию влияют стрессы. Количество запредельных стрессов в нашем мире увеличивается. Можно сказать, что мир стал более интенсивным. Но человек прекрасно приспосабливается. Сравните нынешних детей с прошлыми поколениями.

– Но мы более наших предков оторваны от природы, появились компьютеры с их виртуальным миром, мы живем в бетонных мегаполисах, где много замкнутых пространств…
– Если брать в целом, можно сказать, что количество внешних стрессов увеличилось, и это мало зависит от нас.

Но одновременно происходит изменение самого человека, адаптация. Стрессоустойчивость, способность адаптироваться, очень сильно зависит от нас, от воспитания. Можно об этом спорить, ломать копья, но воспитание, если судить по росту количества депрессии, становится хуже.

Что формирует стрессоустойчивость личности? Атмосфера беременности, родов, раннего детства, семьи, юности, все в возрасте до 21 года.

– Что такое – стрессоустойчивость?
– Способность адаптироваться, внутренняя гибкость, пластичность. Идеальный вариант стрессоустойчивого человека – максимальная гибкость при максимальной силе. Это нельзя сформировать через образование.

– Значит, эти качества воспитываются на основе чьего-то примера?
– Если родители гибкие и стрессоустойчивые, то они воспитывают такого же ребенка. И наоборот – негибкие воспитывают таких же детей.

– Получается цепная реакция…
– Абсолютно точно. Поколения внутренне негибких, больных людей.

– Кто-то из этой череды поколений имеет шанс все-таки улучшить свою устойчивость к стрессам?
– Конечно. Ребенок не всегда с родителями, он ходит в садик, а там может быть гибкая, гармоничная воспитательница. В школе могут быть такие же учителя. Плюс друзья, родственники. Если окружение здоровое, то за счет копирования поведения, гибкость, способность адаптироваться ребенка увеличивается.
Вопрос не в том, что мы имеем, а в том, что мы дальше делаем с тем, что имеем. В любом возрасте можно увеличить свою стрессоустройчивость, с помощью той же психотерапии. Просто возможности изменения разные. Человек с возрастом менее способен обучаться, соответственно, менее способен меняться.

– А какой возраст более подвержен депрессии?
– Как правило, это болезнь молодых – с 25 до 35 лет самый пик. Хотя она может возникнуть в любом возрасте.

– Мне очень запомнилось, как один священник в ответ на чье-то горькое «я разочарован!» сказал: «Не надо очаровываться». И депрессия связана с чувством глубокого разочарования. Вы согласны?
– Взглянем шире. Можно сказать так: депрессия – это крах иллюзий. Вот человек склонен создавать и поддерживать иллюзии – его так воспитали. Но рано или поздно наступает момент, когда любые иллюзии рушатся.

Пример: жена убеждает себя, что муж у нее хороший. А он женщин меняет как перчатки, уже к себе домой приводит, все соседи знают. А жена все убеждает себя: мне показалось, он хороший, у него тяжелая работа. Но рано или поздно наступает такой момент, когда она застает его с другой. Тут уж сохранить иллюзию просто невозможно – она рассыпается. И наступает депрессия.

– А можно ли такому «иллюзионисту» открыть глаза на реальность? И каково ему тогда будет?
– Процесс психотерапии, как и процесс духовного роста, никогда не бывает легким. Эти процессы строятся на осознавании. Но одно дело, когда человек целенаправленно начинает работать над собой и предполагает, что в чем-то он не прав, тогда он готов к напряжению, готов к приятным и неприятным открытиям, к духовному поиску. И совсем другое дело, когда не готов. Ему будет во сто крат тяжелее, если иллюзия разрушится внезапно, в самый неподходящий момент. И никто не спросит – готов он к этому или нет.

– Давайте затронем еще один аспект. Христос дал нам «рецепт» от всякого рода страстей: «Научитесь от Меня, ибо Я кроток и смирен сердцем, и найдете покой душам вашим». Всегда ли депрессия – следствие наследственности или стресса извне? Ведь та же зависть, несбывшиеся мечты способны породить уныние, а там и депрессию.
– Что касается наследственности и воздействия внешнего стресса, то здесь все проще. Я же больше говорю о невротической депрессии, о стрессоустойчивости, как способности «держать удар». Пытаясь сопоставить душевную жизнь, психотерапию с духовной жизнью, с верой мы переходим к более сложной области.

То, что мы говорили до сих пор, – это азбука для специалистов (психологов, психиатров, психотерапевтов). А вот является ли гибкость духовным свойством? Как связаны гибкость и духовность? Не знаю, трудно сказать. А ведь чем гибче человек, тем более стрессоустойчив. На этот параметр будет влиять степень гармоничности личности. То, какие у человека ценности, насколько они согласованы друг с другом, как выстроена их иерархия.

Но часто ценности отдельной личности бывают противоречивыми, взаимоисключающими друг друга. Например, для человека ценно быть христианином, стремиться к духовности. А с другой стороны, есть у него и гедонистические ценности (гедонизм – этическое учение, согласно которому удовольствие является главной добродетелью, высшим благом и целью жизни. – Ред.).
Стрессоустойчивость человека, который имеет только христианские ценности, и человека с чисто материальными ценностями может быть выше, чем у того, у кого присутствует то и другое, у кого есть их несогласованность.

С точки зрения христианина человек-гедонист далек от духовности. Но если у него хорошая работа, зарплата, здоровье, он получает от жизни много удовольствия, то он вполне стабилен. Но вот он пришел к вере. Начинается конфликт ценностей, и этот человек менее стабилен до тех пор, пока он их противоречие не принял и не пережил, пока не выстроилась новая иерархия ценностей.

Если человек встал на путь христианства, это увеличит его стрессоустойчивость в перспективе, но на время перемен она может снизиться из-за того, что у него есть внутренний конфликт. В духовном плане он однозначно растет, а в плане стрессоустойчивости неоднозначно. Подверженность всем видам невротических расстройств, в том числе невротической депрессии на период переживания внутреннего конфликта может увеличиться.

Когда мы говорим, что человек более духовный менее подвержен депрессии, то это относится к тому, у кого духовность устоялась, закрепилась. Это о духовно зрелом человеке, ценности которого, старые и новые, переоценены и обрели свое место.

– А разве можно согласовать, сочетать противоположности?
– Всю нашу жизнь мы свою иерархию ценностей пересматриваем и согласовываем. Расставляем в другом порядке, переживаем противоречие ценностей, их конфликт. В переживании этого состояния и состоит последующая гармонизация.

Говоря языком православия, человек после грехопадения – существо противоречивое, на языке психологии – амбивалентное. И во многом личностный рост, развитие состоит в том, чтобы переживать в себе сочетание несочетаемого, учиться принимать себя и окружающих как существ противоречивых и совершать ответственный выбор.

Если родители умели переживать любовь и ненависть в «одном флаконе», то и ребенок умеет. А когда человек с детства не умеет этого делать, то подобное противоречие вызывает у него высокое внутреннее напряжение. Я думаю, не только курс психотерапии, но и любой личностный рост, в том числе духовный, связан с принятием своей собственной амбивалентности.

– Но христианин призван возлюбить ближнего, как самого себя, и не сочетать любовь с ненавистью. Вообще, есть в жизни вещи, которые негативными однозначно называет только христианство, а наука и медицина не считает так.
– Думаю, что путь христианства и путь психотерапии – это пути, которые где-то идут параллельно, а где-то расходятся. Это не одинаковые пути. И есть места в душевно-духовном пространстве, где они работают вместе. Где-то психотерапия научилась строить шестиполосные автострады, а у христианства – узкая тропиночка по кочкам. Оно тоже проводит через это болото, но дорога менее изучена. А есть места, где, наоборот, святыми отцами широкая дорога проторена, а для психотерапевтов это малоизученный маршрут.

– Может, разница в том, что психотерапия нацелена на то, чтобы человеку стало жить лучше, а христианство – чтобы сделать человека лучше?
– Затрудняюсь ответить, когда мы говорим оценочно это уже относительно чего-то. Психотерапевт в любом случае транслирует клиенту свои ценности. Психотерапевт христианин – христианские. Но клиент сам решает куда он хочет двигаться, в чем ему нужна помощь. Психотерапевт так же решает будет ли он помогать этому человеку на этом его пути.

Думаю, и священник, и психотерапевт могут работать в синергии, возможна взаимопомощь, взаимопонимание и продвижение человека в одном направлении. Духовный и душевный рост личности может идти с их помощью параллельно – в разных плоскостях. Но иногда эти дороги могут расходиться и тогда это надо признавать, и выбирать…

Мы просим подписаться на небольшой, но регулярный платеж в пользу нашего сайта. Милосердие.ru работает благодаря добровольным пожертвованиям наших читателей. На командировки, съемки, зарплаты редакторов, журналистов и техническую поддержку сайта нужны средства.

Источник

Если жизнь потеряла вкус и краски. Как помочь себе при апатии, рассказал психотерапевт

Как быть, если вы вдруг потеряли интерес к окружающему миру и людям, вас не радует то, что раньше приносило удовольствие, вы изнемогаете под гнетом постоянной усталости и плохого настроения? На вопросы портала sb.by ответил психотерапевт Александр Мусихин.

Когда апатия – симптом болезни, а когда – нормальное состояние?

Иногда апатия сигнализирует о серьезных недугах, но и вполне здоровые люди могут с ней столкнуться. «Апатия сама по себе не диагноз, а симптом ряда заболеваний (психических, неврологических), болезненных или абсолютно нормальных психологических состояний. Так, человек, который ничем не болен, может чувствовать упадок сил и ничего не хотеть, если он сильно устал или оказался в стрессовой ситуации, из которой не может найти выход», – говорит психотерапевт.

Еще более грозные симптомы, которые требуют безотлагательного визита к специалисту, – суицидальные мысли, длительная бессонница, потеря аппетита, приведшая к резкому снижению веса, невозможность соблюдать социальные обязательства (человек перестает ходить на работу, назначает встречу и не является, потому что не может заставить себя подняться с дивана, и пр.).

Если апатия вызвана повреждением мозга (например, при атеросклерозе, черепно-мозговой травме, опухоли) или в комплексе с другими симптомами указывает на расстройство психики (шизофрению, эндогенную депрессию и др.), без врачебной помощи, разумеется, не обойтись. А вот при некоторых депрессивных состояниях справиться с апатией можно своими силами.

pexels.com

Депрессия депрессии рознь

Все депрессии делятся на три группы:

• эндогенные (нарушена биохимия мозга);

• реактивные (от слова «реакция», т.е. во внешнем мире произошло некое событие, на которое человек отреагировал депрессией);

• интрапсихические (человек не справляется с внутренним кризисом).

Эти виды депрессий существенно отличаются друг от друга. Принципиально разные состояния требуют принципиально разных подходов к лечению, вот почему с первой группой депрессий работают психиатры, со второй и третьей – психологи и психотерапевты.

Эндогенная депрессия – это тяжелое психическое расстройство, которое требует обращения к психиатру и неукоснительного приема медикаментозных препаратов. Психотерапия может быть лишь дополнительным методом лечения, а в ряде случаев она даже противопоказана.

При интрапсихической депрессии тоже желательна работа со специалистом, только перед ним стоит другая задача: помочь преодолеть внутренний кризис и приспособиться к вызванным им изменениям. «Апатия при интрапсихической депрессии обусловлена тем, что человек с годами меняется, перерастает свои прежние интересы. К тому, что казалось важным, привлекало и радовало в 20 лет, 40-летний человек охладевает, из-за чего становится вялым, подавленным, безразличным. Для преодоления внутреннего кризиса ему следует сосредоточиться на поиске новых актуальных интересов», – объясняет Александр Мусихин.

pexels.com

Можно ли предупредить апатию

Предсказать, а следовательно, и предупредить апатию, которая возникает при психическом заболевании, невозможно. «У человека может быть генетическая предрасположенность к эндогенной депрессии и шизофрении. Но разовьется болезнь или нет, никогда нельзя сказать точно. А вот спрогнозировать, насколько успешно человек будет справляться с внешними и внутренними кризисами, не составляет труда. Их успешно преодолевают те, кто находится в контакте со своими эмоциями и желаниями»,– утверждает психотерапевт.

Как помочь себе пережить боль утраты

Если у человека случилась трагедия, ключевой момент – сможет ли он адаптироваться к своему горю. «После ухода из жизни близкого человека совершенно естественно быть в угнетенном состоянии, давать волю слезам, на некоторое время утратить былые интересы. Это нормальная работа горя, которая длится в среднем год. Человек горюет, но продолжает функционировать: чистит зубы, моет посуду, следит за чистотой одежды, ходит на работу и т.п. Он позволяет себе грустить и злиться, не считает зазорным обращаться за помощью. Например, женщина, у которой погиб муж, не сходит с ума от боли в пустой квартире, а отправляется к подруге, просит: «Пожалей меня» – и целый вечер рыдает на ее плече. Это приносит ей облегчение. А вот если горюющий человек подавляет свою злость, не разрешает себе грустить и плакать, не способен просить или принимать чужую помощь, дело плохо. Переживание горя и состояние апатии могут затянуться на годы», – предупреждает Александр Мусихин.

pexels.com

Скорбящему полезно знать, что работа горя протекает в несколько этапов. Первый – отрицание: человек старательно делает вид, что ничего не стряслось – мол, живем как жили. Потом он испытывает сильный гнев – на судьбу, бога, себя, других людей и даже ушедшего. Следующий этап – торг: человек ломает голову над вопросом, как можно было не допустить трагедии. Торг сменяется депрессией: приходит понимание, что ничего изменить нельзя: от того, что произошло, никуда не деться, это данность. Наступает апатия. Последняя стадия – принятие: человек свое отплакал, отпереживал и смирился с утратой. Он говорит себе: жизнь продолжается и строит новые планы, исходя из новых обстоятельств. «Стадии горя нельзя отменить, перескочить, поменять местами, их нужно последовательно прожить. Чем меньше человек сопротивляется, тем быстрее он переходит от одного этапа к другому», – обращает внимание психотерапевт.

Как преодолеть внутренний кризис

Тому, кого накрыл внутренний кризис, важно осознать свои истинные желания и понимать, какие шаги требуются для их воплощения. Частая история: человек живет так, как советуют ему родители, или ориентируется на сценарий, взятый от социума. Покоряет одну вершину за другой, добивается славы и признания, становится богатым. Сначала его все устраивает, он радуется своим успехам, но почему-то нарастает внутреннее недовольство, с какого-то момента то, что раньше влекло и радовало, больше не вызывает положительных эмоций. Причина в том, что человек живет по чужому жизненному плану, который не совпадает с его внутренними стремлениями, ценностями. Что предпринять? «Учиться жить из ХОЧУ, а не из НАДО. Для этого следует найти ответ на вопрос: «Куда мне теперь?». Как только человек отделит свои желания от навязанных авторитетами и социумом, у него появятся новые смыслы, новые цели, новые желания», – подчеркивает специалист.

pexels.com

«Как видите, причины апатии могут быть самые разные. Но чем бы она ни была вызвана, важно быть внимательным к себе, сохранять контакт со своими желаниями и потребностями, уметь заботиться о себе – и тогда ваша жизнь если и потеряет вкус и краски, то ненадолго», – резюмирует психотерапевт Александр Мусихин.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.