и ныне я новым для меня желанием томим

Александр Пушкин — Желание славы: Стих

Когда, любовию и негой упоенный,
Безмолвно пред тобой коленопреклоненный,
Я на тебя глядел и думал: ты моя, —
Ты знаешь, милая, желал ли славы я;
Ты знаешь: удален от ветреного света,
Скучая суетным прозванием поэта,
Устав от долгих бурь, я вовсе не внимал
Жужжанью дальному упреков и похвал.
Могли ль меня молвы тревожить приговоры,
Когда, склонив ко мне томительные взоры
И руку на главу мне тихо наложив,
Шептала ты: скажи, ты любишь, ты счастлив?
Другую, как меня, скажи, любить не будешь?
Ты никогда, мой друг, меня не позабудешь?
А я стесненное молчание хранил,
Я наслаждением весь полон был, я мнил,
Что нет грядущего, что грозный день разлуки
Не придет никогда… И что же? Слезы, муки,
Измены, клевета, все на главу мою
Обрушилося вдруг… Что я, где я? Стою,
Как путник, молнией постигнутый в пустыне,
И все передо мной затмилося! И ныне
Я новым для меня желанием томим:
Желаю славы я, чтоб именем моим
Твой слух был поражен всечасно, чтоб ты мною
Окружена была, чтоб громкою молвою
Все, все вокруг тебя звучало обо мне,
Чтоб, гласу верному внимая в тишине,
Ты помнила мои последние моленья
В саду, во тьме ночной, в минуту разлученья.

Анализ стихотворения «Желание славы» Пушкина

Произведение «Желание славы» Александра Сергеевича Пушкина обнажает и темперамент самого поэта, и глубину его обманутого чувства к Е. Воронцовой.

Стихотворение закончено весной 1825 года. Его автору исполнилось 26 лет. Он сердится и тоскует после удаления со службы в Одессе, ведь там осталась его возлюбленная Е. Воронцова. Впрочем, она была чужая жена и являлась предметом воздыханий другого, более ревнивого, поклонника А. Раевского. Собственно, считается, что интриги А. Раевского способствовали скандалу и выдворению А. Пушкина в своеобразную ссылку в родовом имении в Михайловском. По жанру – любовная лирика, по размеру — ямб со смежной рифмовкой, без деления на строфы. Рифмы открытые и закрытые, женские и мужские. Лирический герой – сам автор. Интонация укоризненная, к концу – почти взбешенная. Лексика, между тем, возвышенная, местами нейтральная. «Любовию и негой упоенный»: такого рода строки в итоге стали общим местом в поэзии XIX века. Стихи переполнены глаголами: глядел и думал. Рефрен (анафора): ты знаешь. Издалека он обращается к своей любимой, призывает ее к ответу, продолжает прерванную беседу. «Упреки и похвалы» себе как стихотворцу он почитал за докучливое «жужжанье». Герой был целиком погружен в любовь. Ни самоутверждаться, ни как-то выделяться он не хотел.

«Руку на главу мне положив»: молодой герой млеет от ласки «милого друга», с замиранием сердца внимает ее шепоту: ты счастлив? Меня не позабудешь? И вот скандал! Мало того, что поэта было послали прочь в составе комиссии «по борьбе с саранчой», так теперь разгневанный муж будто сбросил руку своей жены с головы разомлевшего героя. «Измены, клевета»: выяснилось, что у А. Пушкина был соперник и, кажется, еще более счастливый. И тут-то мстительная мысль посещает героя: желаю славы я. Чтобы «все вокруг тебя звучало обо мне», чтобы кусала локти после этого предательства. И вспоминала «глас верный» поэта, который великодушно был готов ото всего отказаться ради ее любви. Эпитеты: грозный день, всечасно, последние моленья. Инверсия: шептала ты. Усеченные формы глаголов, как в народной песне: обрушилося, затмилося. Сравнение: как путник. Метафора: мною окружена, устав от бурь. Вопросы и многоточия подчеркивают разочарование героя.

Не в силах успокоиться, А. Пушкин открыто публикует интимную лирику «Желание славы» прямо в год создания стихотворения, чтобы все участники этой истории узнали его отношение к произошедшему.

Источник

Воронцовский цикл Пушкина

Елизавета Ксаверьевна Воронцова (1792—1880) поражала современников не только красотою, но и живым умом, хорошим образованием. Она была женой Новороссийского генерал-губернатора М. С. Воронцова, в подчинении у которого находился ссыльный Пушкин. Их знакомство состоялось осенью 1823 года. Первые впечатления от этого знакомства нашли свое отражение в рисунках на полях первой и второй глав «Евгения Онегина». Любовь эта была во многом трагической, ее значение в духовной и творческой биографии Пушкина чрезвычайно велико.

Морей красавец окрыленный!
Тебя зову — плыви, плыви
И сохрани залог бесценный
Мольбам, надеждам и любви.
Ты, ветер, утренним дыханьем
Счастливый парус напрягай,
Волны незапным колыханьем
Ее груди не утомляй.
1824

Стихи были написаны в связи с поездкой Воронцовой в большом обществе из Одессы в Крым. Находившийся в очень недобрых отношениях с М. Воронцовым, который ни во что не ставил поэзию, Пушкин быть среди гостей не мог. Обращает внимание почти фольклорное обращение к ветру и кораблю, интонационно родственное «Плачу Ярославны».
1 августа Пушкин должен был покинуть Одессу, высланный в Михайловское. Теперь, когда он разлучен, и станут складываться стихи, на которых отсвет его любви к Е.

Воронцовой, таковы строчки в знаменитом стихотворении «К морю»:

Могучей страстью очарован,
У берегов остался я.

С Воронцовой, по-видимому, связаны и стихотворение «Прозерпина», и то, в котором «ненастному» виду Михайловского противопоставляется черноморский пейзаж с одинокой женщиной.

А тем временем в Михайловское приходят письма Воронцовой, о которых его сестра Ольга рассказывала, что, получив их, он запирался в своей комнате и никого не принимал. Стихотворение, написанное, видимо, под влиянием ее портрета:

* * *
Пускай увенчанный любовью красоты
В заветном золоте хранит ее черты
И письма тайные, награды долгой муки,
Но в тихие часы томительной разлуки
Ничто, ничто моих не радует очей,
И ни единый дар возлюбленной моей,
Святой залог любви, утеха грусти нежной —
Не лечит ран любви безумной, безнадежной.
1824

Прощай, письмо любви, прощай! Она велела.
Как долго медлил я, как долго не хотела
Рука предать огню все радости мои.
Но полно, час настал: гори, письмо любви.
Готов я; ничему душа моя не внемлет.
Уж пламя жадное листы твои приемлет.
Минуту. вспыхнули. пылают. легкий дым,
Виясь, теряется с молением моим.
Уж перстня верного утратя впечатленье,
Растопленный сургуч кипит. О провиденье!
Свершилось! Темные свернулися листы;
На легком пепле их заветные черты
Белеют. Грудь моя стеснилась. Пепел милый,
Отрада бедная в судьбе моей унылой,
Останься век со мной на горестной груди.
1825

Как резко переменился тон любовных стихотворений! Спали романтические черты вымышленного образа — перед нами глубоко страдающий человек, эпизоды его личной биографии. В стихотворении упомянут перстень. Он был подарен Пушкину Е. К. Воронцовой, им поэт запечатывал свои письма и не снимал никогда, называя своим талисманом. Снял его с мертвой руки Пушкина Жуковский. К этому перстню обращается поэт в стихотворении «Храни меня, мой талисман».

* * *
Храни меня, мой талисман,
Храни меня во дни гоненья,
Во дни раскаянья, волненья:
Ты в день печали был мне дан.

Когда подымет океан
Вокруг меня валы ревучи,
Когда грозою грянут тучи,
Храни меня, мой талисман.

В уединенье чуждых стран,
На лоне скучного покоя,
В тревоге пламенного боя
Храни меня, мой талисман.

Священный сладостный обман,
Души волшебное светило.
Оно сокрылось, изменило.
Храни меня, мой талисман.

Пускай же ввек сердечных ран
Не растравит воспоминанье.
Прощай, надежда: спи, желанье;
Храни меня, мой талисман.

Когда, любовию и негой упоенный,
Безмолвно пред тобой коленопреклоненный,
Я на тебя глядел и думал: ты моя,—
Ты знаешь, милая, желал ли славы я;
Ты знаешь: удален от ветреного света,
Скучая суетным прозванием поэта,
Устав от долгих бурь, я вовсе не внимал
Жужжанью дальнему упреков и похвал.
Могли ль меня молвы тревожить приговоры,
Когда, склонив ко мне томительные взоры
И руку на главу мне тихо наложив,
Шептала ты: скажи, ты любишь, ты счастлив?
Другую, как меня, скажи, любить не будешь?
Ты никогда, мой друг, меня не позабудешь?
А я стесненное молчание хранил,
Я наслаждением весь полон был, я мнил,
Что нет грядущего, что грозный день разлуки
Не придет никогда. И что же? Слезы, муки,
Измены, клевета, всё на главу мою
Обрушилося вдруг. Что я, где я? Стою,
Как путник, молнией постигнутый в пустыне,
И всё передо мной затмилося! И ныне
Я новым для меня желанием томим:
Желаю славы я, чтоб именем моим
Твой слух был поражен всечасно, чтоб ты мною
Окружена была, чтоб громкою молвою
Всё, всё вокруг тебя звучало обо мне,
Чтоб, гласу верному внимая в тишине,
Ты помнила мои последние моленья
В саду, во тьме ночной, в минуту разлученья.
1825

«Одно из самых сильных любовных стихотворений Пушкина по напряженному чувству, по порыву (ни одного глагола)»— так характеризует Т. Цявловская стихотворение «Всё в жертву памяти твоей», которое она относит тоже к «воронцовскому» циклу:

* * *
Всё в жертву памяти твоей:
И голос лиры вдохновенной,
И слезы девы воспаленной,
И трепет ревности моей,
И славы блеск, и мрак изгнанья,
И светлых мыслей красота,
И мщенье, бурная мечта
Ожесточенного страданья.
1825

В ноябре 1827 года, когда Елизавета Ксаверьевна появилась в Петербурге, Пушкин вновь обратился к теме талисмана. Только теперь стихотворение звучит не ожесточенно, а ликующе.

Там, где море вечно плещет
На пустынные скалы,
Где луна теплее блещет
В сладкий час вечерней мглы,
Где, в гаремах наслаждаясь,
Дни проводит мусульман,
Там волшебница, ласкаясь,
Мне вручила талисман.

И, ласкаясь, говорила:
Сохрани мой талисман:
В нем таинственная сила!
Он тебе любовью дан.
От недуга, от могилы,
В бурю, в грозный ураган,
Головы твоей, мой милый,
Не спасет мой талисман.

И богатствами Востока
Он тебя не одарит,
И поклонников пророка
Он тебе не покорит;
И тебя на лоно друга,
От печальных чуждых, стран,
В край родной на север с юга
Не умчит мой талисман.

Но когда коварны очи
Очаруют вдруг тебя,
Иль уста во мраке ночи
Поцелуют не любя —
Милый друг! от преступленья,
От сердечных новых ран,
От измены, от забвенья
Сохранит мой талисман!»
Ноябрь 1827

Будут возникать в жизни поэта новые имена, новые увлечения, но профиль Е. К. Воронцовой еще не раз возникнет на полях черновиков и 1828, и 1829 годов. Отголоски этого чувства прозвучат в отдельных строфах поэмы «Цыганы» и в драме «Русалка», в стихотворении «Ангел» и в неоконченном романе «Арап Петра Великого».
Болдинской осенью 1830 года, готовясь к новой, семейной жизни, мысленно оглядываясь на прожитое, поэт попрощался и с Е. Воронцовой:

В последний раз твой образ милый
Дерзаю мысленно ласкать,
Будить мечту сердечной силой
И с негой робкой и унылой
Твою любовь воспоминать.

Бегут меняясь наши лета,
Меняя все, меняя нас,
Уж ты для своего поэта
Могильным сумраком одета,
И для тебя твой друг угас.

Прими же, дальная подруга,
Прощанье сердца моего,
Как овдовевшая супруга,
Как друг, обнявший молча друга
Пред заточением его.
1830, 5 октября

Готовя это стихотворение в издание 1832 года, поэт обозначил его буквами «К Е. W.»
Она пережила поэта на сорок с лишним лет и до конца своей долгой жизни ежедневно читала его сочинения. «Когда зрение совсем ей изменило, она приказывала читать их себе вслух, и притом сподряд, так что когда кончались все томы, чтение возобновлялось с первого тома»,— так писал о ней П. И. Бартенев.

Понравилась статья? Подпишитесь на канал, чтобы быть в курсе самых интересных материалов

Источник

Желание славы (Пушкин А.С.)

Стихотворение «Желание славы» [ i ] (1825 г.) русского поэта Пушкина Александра Сергеевича (1799 – 1837).

Желание славы

Когда, любовию и негой упоенный,

Безмолвно пред тобой коленопреклоненный,

Я на тебя глядел и думал: ты моя,—

Ты знаешь, милая, желал ли славы я;

Ты знаешь: удален от ветреного света,

Скучая суетным прозванием поэта,

Устав от долгих бурь, я вовсе не внимал

Жужжанью дальному упреков и похвал.

Могли ль меня молвы тревожить приговоры,

Когда, склонив ко мне томительные взоры

И руку на главу мне тихо наложив,

Шептала ты: скажи, ты любишь, ты счастлив?

Другую, как меня, скажи, любить не будешь?

Ты никогда, мой друг, меня не позабудешь?

А я стесненное молчание хранил,

Я наслаждением весь полон был, я мнил,

Что нет грядущего, что грозный день разлуки

Не придет никогда. И что же? Слезы, муки,

Измены, клевета, всё на главу мою

Обрушилося вдруг. Что я, где я? Стою,

Как путник, молнией постигнутый в пустыне,

И всё передо мной затмилося! И ныне

Я новым для меня желанием томим:

Желаю славы я, чтоб именем моим

Твой слух был поражен всечасно, чтоб ты мною

Окружена была, чтоб громкою молвою

Всё, всё вокруг тебя звучало обо мне,

Чтоб, гласу верному внимая в тишине,

Ты помнила мои последние моленья

В саду, во тьме ночной, в минуту разлученья.

Примечания

↑ i) Напечатано в «Соревнователе просвещения», 1825 г., № 6. Возможно, что это стихотворение связано с Е. К. Воронцовой.

Источник: Пушкин А. С. Полное собрание сочинений: В 10 т. / АН СССР. Ин-т рус. лит. (Пушкин. дом); 4-е изд. – Л.: Наука. Ленингр. отд-ние, 1977 – 1979.

Источник

«Желание славы» А. Пушкин

Когда, любовию и негой упоенный,
Безмолвно пред тобой коленопреклоненный,
Я на тебя глядел и думал: ты моя, –
Ты знаешь, милая, желал ли славы я;
Ты знаешь: удален от ветреного света,
Скучая суетным прозванием поэта,
Устав от долгих бурь, я вовсе не внимал
Жужжанью дальному упреков и похвал.
Могли ль меня молвы тревожить приговоры,
Когда, склонив ко мне томительные взоры
И руку на главу мне тихо наложив,
Шептала ты: скажи, ты любишь, ты счастлив?
Другую, как меня, скажи, любить не будешь?
Ты никогда, мой друг, меня не позабудешь?
А я стесненное молчание хранил,
Я наслаждением весь полон был, я мнил,
Что нет грядущего, что грозный день разлуки
Не придет никогда… И что же? Слезы, муки,
Измены, клевета, все на главу мою
Обрушилося вдруг… Что я, где я? Стою,
Как путник, молнией постигнутый в пустыне,
И все передо мной затмилося! И ныне
Я новым для меня желанием томим:
Желаю славы я, чтоб именем моим
Твой слух был поражен всечасно, чтоб ты мною
Окружена была, чтоб громкою молвою
Все, все вокруг тебя звучало обо мне,
Чтоб, гласу верному внимая в тишине,
Ты помнила мои последние моленья
В саду, во тьме ночной, в минуту разлученья.

Дата создания: 1823, январь – первая половина мая 1825 г.

Анализ стихотворения Пушкина «Желание славы»

Стихотворение «Желание славы» было написано А. С. Пушкиным в 1825 г. Поэт сам опубликовал его в том же году в журнале «Соревнователь Просвещения и Благотворения». История создания этого произведения не менее драматична, нежели его сюжет. В 1823 году поэт добился перевода в Одессу под руководство графа М. С. Воронцова. Разумеется, он был представлен и жене графа, Елизавете Ксаверьевне. Существуют разные версии о том, какие отношения сложились между молодым поэтом и графиней, но известно, что этой женщине Александр Сергеевич посвятил множество рисунков и стихотворений, в том числе и данное произведение.

Разумеется, даже невинная платоническая связь поэта с замужней дамой не могла быть длительной. К тому же у Елизаветы Ксаверьевны были и другие, более ревнивые поклонники. Один из них, А. Н. Раевский, сообщил графу Воронцову о любовнике в лице Пушкина, и спустя некоторое время стихотворца выслали из Одессы. Так реализовалось предчувствие разлуки, о котором пишет в своих строках Александр Сергеевич.

«Желание славы» – это печальная летопись обречённой любви. Поэт от первого лица повествует о пережитых чувствах и о том, как они изменили его взгляды на жизнь. Он рассказывает о том, как был взаимно любим, но из-за беспечности потерял счастье.

В строках автор постоянно обращается к возлюбленной. Мы видим, с какой нежностью он относится к своей ненаглядной, благодаря ласковым эпитетам. Поэт обращается к ней словом «милая». Её взгляд он называет «томительные взоры», показывая, какой силой обладают глаза любимой. Такое восхищение, а также немного архаичная лексика, использованная поэтом («любовию», «на главу», «гласу … внимая»), напоминают отношение героев старинных рыцарских романов к своим прекрасным дамам.

Поэт показывает, как сильная связь между ним и его избранницей, с помощью анафоры:
Ты знаешь, милая, желал ли славы я;
Ты знаешь: удален от ветреного света…

Важный приём – градация. Благодаря тому, что образы без перерыва следуют один за другим, напряжение усиливается:
… Слезы, муки,
Измены, клевета, всё на главу мою…

Кроме того, часто встречаются разорванные фразы (когда несколько слов предложения помещаются в конце одной строки, а продолжение – на другой). Они тоже способствуют нагнетанию атмосферы безысходности и обречённости любви.

Мы понимаем, что эта любовь – не очередное мимолётное увлечение юного любимца муз, а серьёзное чувство, ведь именно благодаря ему поэт переосмысливает своё отношение к славе. Он вспоминает, что прежде не гнался за популярностью. Александр Сергеевич пренебрежительно называет голоса критиков и поклонников «жужжаньем». Но испытав горечь разлуки, он наоборот, стремится сделаться знаменитым. Но не для того, чтобы потешить своё тщеславие. Благородный поэт мечтает, что постоянные упоминания о нём будут утешать возлюбленную, которая тоже страдает из-за расставания.

Источник

Александр Пушкин — Желание славы

Александр Пушкин — Желание славы

Когда, любовию и негой упоенный,
Безмолвно пред тобой коленопреклоненный,
Я на тебя глядел и думал: ты моя, —
Ты знаешь, милая, желал ли славы я;
Ты знаешь: удален от ветреного света,
Скучая суетным прозванием поэта,
Устав от долгих бурь, я вовсе не внимал
Жужжанью дальному упреков и похвал.
Могли ль меня молвы тревожить приговоры,
Когда, склонив ко мне томительные взоры
И руку на главу мне тихо наложив,
Шептала ты: скажи, ты любишь, ты счастлив?
Другую, как меня, скажи, любить не будешь?
Ты никогда, мой друг, меня не позабудешь?
А я стесненное молчание хранил,
Я наслаждением весь полон был, я мнил,
Что нет грядущего, что грозный день разлуки
Не придет никогда… И что же? Слезы, муки,
Измены, клевета, все на главу мою
Обрушилося вдруг… Что я, где я? Стою,
Как путник, молнией постигнутый в пустыне,
И все передо мной затмилося! И ныне
Я новым для меня желанием томим:
Желаю славы я, чтоб именем моим
Твой слух был поражен всечасно, чтоб ты мною
Окружена была, чтоб громкою молвою
Все, все вокруг тебя звучало обо мне,
Чтоб, гласу верному внимая в тишине,
Ты помнила мои последние моленья
В саду, во тьме ночной, в минуту разлученья.

(adsbygoogle = window.adsbygoogle || []).push(<>);

Анализ стихотворения «Желание славы» Пушкина

Произведение «Желание славы» Александра Сергеевича Пушкина обнажает и темперамент самого поэта, и глубину его обманутого чувства к Е. Воронцовой.

Стихотворение закончено весной 1825 года. Его автору исполнилось 26 лет. Он сердится и тоскует после удаления со службы в Одессе, ведь там осталась его возлюбленная Е. Воронцова. Впрочем, она была чужая жена и являлась предметом воздыханий другого, более ревнивого, поклонника А. Раевского. Собственно, считается, что интриги А. Раевского способствовали скандалу и выдворению А. Пушкина в своеобразную ссылку в родовом имении в Михайловском. По жанру – любовная лирика, по размеру — ямб со смежной рифмовкой, без деления на строфы. Рифмы открытые и закрытые, женские и мужские. Лирический герой – сам автор. Интонация укоризненная, к концу – почти взбешенная. Лексика, между тем, возвышенная, местами нейтральная. «Любовию и негой упоенный»: такого рода строки в итоге стали общим местом в поэзии XIX века. Стихи переполнены глаголами: глядел и думал. Рефрен (анафора): ты знаешь. Издалека он обращается к своей любимой, призывает ее к ответу, продолжает прерванную беседу. «Упреки и похвалы» себе как стихотворцу он почитал за докучливое «жужжанье». Герой был целиком погружен в любовь. Ни самоутверждаться, ни как-то выделяться он не хотел.

«Руку на главу мне положив»: молодой герой млеет от ласки «милого друга», с замиранием сердца внимает ее шепоту: ты счастлив? Меня не позабудешь? И вот скандал! Мало того, что поэта было послали прочь в составе комиссии «по борьбе с саранчой», так теперь разгневанный муж будто сбросил руку своей жены с головы разомлевшего героя. «Измены, клевета»: выяснилось, что у А. Пушкина был соперник и, кажется, еще более счастливый. И тут-то мстительная мысль посещает героя: желаю славы я. Чтобы «все вокруг тебя звучало обо мне», чтобы кусала локти после этого предательства. И вспоминала «глас верный» поэта, который великодушно был готов ото всего отказаться ради ее любви. Эпитеты: грозный день, всечасно, последние моленья. Инверсия: шептала ты. Усеченные формы глаголов, как в народной песне: обрушилося, затмилося. Сравнение: как путник. Метафора: мною окружена, устав от бурь. Вопросы и многоточия подчеркивают разочарование героя.

Не в силах успокоиться, А. Пушкин открыто публикует интимную лирику «Желание славы» прямо в год создания стихотворения, чтобы все участники этой истории узнали его отношение к произошедшему.

Конец стихотворения Александра Пушкина— опубликуйте свои собственные стихи здесь или выложите в свет любое объявление или даже стихотворение на виртуальной доске или стене объявлений.

Стихотворное чудовище — многоязычный сайт о поэзии. Здесь вы можете читать стихи в оригинале на других языках, начиная с английского, а также публиковать свои стихи на доступных языках. © Poetry Monster, 2021. Стихи на английском.

Найти стихотворение, читать стихотворение полностью, стихи, стих, классика и современная поэзия по-русски и на русском языке на сайте Poetry.Monster. Read poetry in Russian, find Russian poetry, poems and verses by Russian poets on the Poetry.Monster website.

Спонсоры — торговое агентство Russian Commerce, Ваш партнёр во внешней торговле, помощь с внешнеторговыми операциями, экспортом и импортом

Торговые объявления B2B со всего света, trade leads, Торгующее Чудовище

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.